Автор путевого очерка «В путешествие с рекой» Старобинский Максим, ученик МБОУ «Лицей № 6 имени М.А. Булатова», рассказывает о летнем путешествии по реке Сейм.

Работа заняла 1 место на муниципальном этапе ВКС и 3 место – на региональном в 2017 г. Руководитель Сахарова Светлана Петровна, учитель русского языка и литературы МБОУ «Лицей № 6 имени М.А. Булатова» города Курска.

 

Тематическое направление «Прошлое, настоящее и будущее моей малой родины»

Путевой очерк

В путешествие с рекой

(Осенняя заметка о летнем путешествии)

 

Есть два разряда путешествий:

Одни – пускаться с места вдаль,

Другой – сидеть себе на месте,

Листать обратно календарь.

А.Т. Твардовский

Осень. На столе букет из желтых листьев клена, напомнивший о нескольких днях этого лета. Быстро, не задерживаясь, пролистываю фотографии в мобильном телефоне. Мелькают виды Санкт-Петербурга, Елка в Кремле, морские пейзажи Турции… Стоп. Как в песне поется: «Не нужен мне берег турецкий…». Вот оно – начало нашего незатейливого, как казалось, путешествия вдоль неторопливой реки Сейм.

Все знают (учат на школьных уроках!) о Курской дуге, о Курской магнитной аномалии, о курском соловье, наконец. Но знают ли мальчишки и девчонки Владивостока или, скажем, Архангельска о реке Сейм? Что говорить, даже мы, куряне, многое о родном крае знаем поверхностно. Вот и я отправлялся в путешествие без особого чувства предвкушения открытий: это же все свое, привычное!

Выезжаем на рассвете. Автомобиль, пролетев по пустынным улицам еще спящего города, незаметно выехал на мост. Вот и Сейм. Река здесь достаточно широкая, тенистые берега, обрамленные камышом, затянуло ряской, над которой склоняют свои длинные упругие ветви кустарниковые ивы. Машина набирает скорость, оставляя позади знакомые здания города, почти незаметно переходящие в пристроившиеся вдоль трассы дворы деревни Ворошнево. Быстро мелькают дорожные знаки и указатели села Черницыно и поселка Прямицыно… Глядя на карту автомобильных дорог, понимаю, что Сейм где-то совсем близко, змеится и петляет в сторону трассы, образуя целые острова.

Сворачиваем в деревню Липино посмотреть на знаменитое древнее городище скифов. Обезглавленным курганом назовет его Е.И. Носов в рассказе «Кукла». «В этом месте река, упершись в несокрушимую девонскую глину, делает поворот с таким норовом, что начинает крутить целиком весь омут, создавая обратнокруговое течение… и денно и нощно урчат, булькают и всхлипывают страшноватые воронки, которых избегают даже гуси», – вспоминает автор. Казалось бы, рассказ о человеческом равнодушии, почему же Носов начинает с описания реки? Я думаю, печальные изменения Липиной ямы сразу подготавливают читателя к чему-то грустному и, возможно, трагическому. Обмелела река, где был водоворот, теперь горбом выпирает «меляк»: обмелели и души людей, безучастно проходящих мимо сломанной куклы. Для Евгения Ивановича Сейм, с его омутами, мельничными плотинами, водяными, – дорогое воспоминание из вихрастого детства. Тем больнее, как мне кажется, автору замечать все эти перемены.

Между тем путешествие продолжается, и, не задерживаясь в Курчатове, молодом и уютном городе атомщиков, приближаемся к старинному, известному еще с XII века Льгову. Сейм становится шире, лесистее, с множеством пойменных озер. А крутой, щербатый от птичьих норок правый берег весь заселен ласточками и стрижами. Эти места хорошо мне знакомы с самого детства по школьным экскурсиям: в самом Льгове и его окрестностях сохранилось много культурных памятников (Башня Шамиля, церковь Покрова Пресвятой Богородицы), это малая родина писателей А.П. Гайдара и В.В. Овечкина, поэта Н.Н. Асеева, писавшего:

Хороша наша Сейм-река,

Хоть она не Ока, и не Волга,

Но по зарослям ивняка

Соловьи гремят без умолку…

Просто, но емко, лирично, точно. Глянешь на чудо-речку и удивишься: все так! И хороша, и ивами заросла, и соловьи по ночам заливаются… Да, не Волга и даже не Ока, но ходил ведь когда-то по ней пароход «Людиново», и целая шлюзная система существовала! Жил в Курске лет 200 тому назад замечательный человек – дворянин М. Пузанов. И задумал он очень хлопотное дело – сделать наш Сейм судоходным. Задумал и сделал! А другой курянин, М. Лагутич, уже в XX веке даже книгу про это написал («Плыл по Сейму пароход»).

Сворачиваем порыбачить в Банищи. Здесь, на восточном берегу реки, стоят реликтовый Банищанский лес и огромные озера-старицы, подарок Сейма. За несколько часов, проведенных у длинного и узкого озера Лезвино, ни бобра, ни выхухоля, ни тем более Соловья-разбойника (последний по преданию сиживал именно в этих местах), увы, не встретил. Зато рыбалка удалась: две щуки, карп и несколько плотвичек!

И снова – в путь. До свидания, Льгов! Здравствуй, Рыльск! Город, упомянутый еще в Ипатьевской летописи (1152 г.) – исторический заповедник России. Сейм, как драгоценные жемчужины, нанизывает на своем пути древние города. А на нашем пути – палаты гетмана Мазепы в селе Ивановское, знаменитое Марьино и Рыльский Свято-Николаевский мужской монастырь.

При въезде в Глушково нас, как и в Рыльске, встречает синий дорожный знак «р. Сейм», и я рад этой встрече. Еще каких-нибудь полчаса – и мы в Карыже, царстве аистов, диких гладиолусов и кувшинок. Песчаный обрывистый берег стерегут стоящие навытяжку сосны-часовые. Вода так и манит прохладой – купаюсь до посинения!

Наше путешествие заканчивается в поселке Теткино, где живет вся мамина родня. Дальше Сейм течет без нас: граница…

– А там что интересного? – спрашиваю маму.

– Путивль, памятник Ярославне… Читал «Слово о полку Игореве»?!

Мама, осмотрев беглым взглядом полку, берет тоненькую книгу и протягивает мне. «Начнем же, братья, повесть…», «А мои куряне – опытные воины…», «О русская земля! Уже ты за холмом!», «Тогда великий Святослав изронил золотое слово…» – одна за другой проносятся картины из далекого прошлого, которое еще острее ощущается здесь, на границе того самого «Дикого поля». Может, прямо через наше Теткино и прошло войско Игоря, «ища себе чести, а князю – славы». И вдруг: «На Дунае Ярославны голос слышится…» Гимном верности, всепобеждающей любви становится плач замечательной русской женщины. Ее любовь настолько сильна, что голос, звучащий над простором Посеймья, долетает до Дуная, а сама героиня птицей готова лететь к мужу. Подобно героям народных сказок, Ярославна трижды обращается к стихиям: ветру, Днепру, солнцу. Обращается не к людям: они порой бессильны или равнодушны, как в том же рассказе Носова «Кукла» или пушкинской «Сказке о мертвой царевне и семи богатырях». Но сама поэма – призыв и к современникам автора, и к нам, потомкам. Не случайно ее строки станут эпиграфами к «Богатырской поэме» Н.Н. Асеева и повести «Усвятские шлемоносцы» Е.И. Носова.

Вот и последняя фотография летнего путешествия от Курска до Теткино: засохший желтый листик клена, лежащий закладкой между страниц «Слова…».

– Из Молчановского монастыря Путивля: раньше часто туда ребятишками на экскурсии ездили, – с грустью объяснила тогда мама…

Меняются государства, люди вырубают леса, осушают болота, строят атомные станции с водохранилищами, распахивают пойменные луга; а тихий, неспешный Сейм, как и прежде, течет арабской вязью, не соблюдая границы, радует и о многом, если захочешь, может рассказать. Спасибо тебе, Сейм!

Добавить комментарий

Пожалуйста, не оставляйте рекламу!


Защитный код
Обновить