В своей конкурсной работе Чернышев Валентин, обучающийся МБОУ «СОШ с УИОП №7 им. А.С. Пушкина» г. Курска рассказывает о юном герое Великой Отечественной войны, партизане Алексее Киселеве из села Высокое Медвенского района Курской области.

Сочинение стало  победителем XII Международного литературно-художественного конкурса «Гренадеры, вперед!» в 2016году (руководитель Нагорнова Наталья Ивановна, учитель русского языка и литературы МБОУ «СОШ с УИОП №7 им. А.С. Пушкина» г. Курска).

 

Мальчик-с-пальчик из Высокого

 

Его звали Мальчик-с-пальчик. Да-да, именно так. Конечно, у него было настоящее имя – Алексей и фамилия – Киселев. Но все звали его именно Мальчик-с-пальчик. Это прозвище крепко прилипло к Алексею с раннего детства. Все дело в том, что он всегда отставал в росте от своих сверстников, с самых ранних лет. Никто не мог определить его возраст, поэтому все считали Алешу малышом. Однажды колхозный сторож дед Матвей ласково назвал его Мальчиком-с-пальчик. С тех пор даже родители стали называть сына этим сказочным именем.

В свои тринадцать лет он выглядел на восемь-девять. Мальчик-с-пальчик был третьим ребенком в большой дружной семье колхозного кузнеца Федора Киселева. И самым любимым. Его любили все: мама и папа, бабушка и дедушка, два старших брата и младшая сестра. Конечно, Алеша тоже любил своих родных. Но у него была еще одна любовь и очень серьезная. Мальчик-с-пальчик крепко любил свое село с таким красивым звучным именем – Высокое. Хотя по названию оно вроде бы не очень соответствовало его росту.  Высокое широко раскинулось на холме, как будто присело отдохнуть и помочить ноги в веселой речке Реут.

Алеше очень нравилось проснуться рано утром, сбежать по склону к реке по сочной зеленой травке, покрытой прохладной росой, и броситься в дружелюбные объятия Реута.  Или с утра пораньше прогуляться по лесу вместе с верным Трезором и вернуться с полной корзинкой крепких свинушков или липких маслят. Это было место, где он родился и пошел в школу. А вот в школе выяснилось, что Мальчик-с-пальчик имеет еще одну любовь – к языкам. Он лучше всех в классе писал диктанты, сочинения, практически не делал ошибок. Но это понятно: каждый человек должен знать родной язык. Но Мальчик-с-пальчик  с легкостью освоил и немецкий язык, который многие мальчишки не уважали. Старая школьная учительница Варвара Степановна не могла нарадоваться на такого способного ученика. А родители не представляли,  откуда у их сына такие удивительные способности. Они не знали, сколько человеческих жизней будет сохранено благодаря этим способностям! Но обо всем по порядку…

Война безжалостно ворвалась в жизнь  Алешки ранним июньским солнечным утром. Вскоре ушел на фронт отец вместе с другими мужиками из их села. Мальчик-с-пальчик очень гордился им. Вместе с зимними морозами к Высокому стали приближаться фашисты. В воздухе запахло дымом пожарищ, были слышны орудийные залпы, разрывы снарядов. По дорогам потянулись колонны уставших бойцов, отступающих  на восток. За ними брели измученные люди, в основном женщины, дети, старики. Однажды вечером в дверь Алешкиного дома кто-то постучал. Мать открыла дверь. На пороге стоял дядя Сеня, брат Федора Киселева. Он был секретарем колхозной  парторганизации.

– Мария, позови Алешку. У меня к нему срочное дело, – попросил он.

Сонный мальчик вошел в комнату.

– Алеша, – сказал дядя Сеня, – у меня к тебе серьезный разговор. Ты же понимаешь, что скоро фашисты будут в нашем селе. Но это не недолго. Мы не дадим им покоя, сделаем так, что у них не будет ни одной спокойной минуты, земля будет гореть у них под ногами. Даже в оккупации мы будем помогать нашей армии, будем бить фашистов.

– Дядя Сеня, я тоже хочу бить фашистов, – радостно воскликнул Мальчик-с-пальчик.

– Я знаю, что ты умный и храбрый мальчик, поэтому и пришел к тебе, – дядя Сеня понизил голос. – Нам очень будет нужна твоя помощь.

– Кому? – спросил Алеша.

– Партизанам. Только о нашем разговоре никто не должен знать. Это будет наша с тобой тайна. Договорились?

– Конечно,  дядя Сеня! Честное пионерское! – воскликнул Алешка. – А что я должен буду делать?

– Я знаю, Алеша, что ты прекрасно говоришь по-немецки. Ходи по селу, слушай, о чем говорят немцы. Все, что узнаешь, будешь сообщать только мне. В корнях старой березы на нашей любимой поляне мы с тобой устроим тайник, куда ты будешь прятать добытую информацию. Только будь осторожен, не рискуй понапрасну. Помни о маме, братьях и Наташке. Их жизни будут зависеть от тебя.

– Я все понял,  дядя Сеня.

– Я очень на тебя надеюсь, сынок, – Семен обнял племянника, а потом крепко пожал маленькую ладошку, вышел из дома и растворился в темноте.

И вот девятого ноября около полудня по селу пронеслись первые немецкие мотоциклы, за ними – грузовики, заполненные солдатами, застрочили короткие автоматные очереди, зазвучала чужая речь. Фашисты заняли Высокое. Мать Мальчика-с-пальчик  закрылась в доме. Она сидела возле стола с широко распахнутыми глазами, в которых явно читался страх, прижимая к себе обступивших ее детей. Начиналась другая жизнь, и  Мальчик-с-пальчик  твердо знал свое место в этой жизни.

Немцы быстро почувствовали себя хозяевами в Высоком. Они вламывались в дома, отбирали продукты, вещи. То в одном, то в другом дворе раздавался предсмертный петушиный крик или поросячий визг. В здании школы разместились солдаты, в сельсовете – комендатура, а колхозный клуб, гордость местной молодежи, превратили в офицерское казино. Горько было Алешке смотреть на эти перемены, но он твердо помнил наказ дяди Сени и приступил к выполнению своего секретного задания.

Мальчик-с-пальчик целыми днями пропадал на улице. Он крутился возле комендатуры, вокруг солдат и офицеров, был услужлив и вежлив. Маленький, юркий, он мог пролезть везде. Фашисты вскоре привыкли к нему, перестали прогонять, удивлялись его чистому немецкому произношению, а потом стали давать ему всякие мелкие поручения, которые он выполнял с неизменной аккуратностью. Иногда Алешке перепадало и кое-что из продуктов, которые он относил матери. И вот однажды Мальчик-с-пальчик услышал беседу двух немецких офицеров. Они говорили о том, что через пару дней по железнодорожной ветке недалеко от Высокого пройдет состав с оружием и боеприпасами на восток. Это был момент, которого ждал Алешка. В этот же день в лесном тайнике  появилась записка с первым сообщением. Командир Медвенского партизанского отряда Тимофей Фильчаков принял решение пустить этот состав под откос. Партизаны блестяще справились с заданием. Взрывы были хорошо слышны в Высоком. Фашисты забеспокоились. Всех жителей села согнали на площадь перед комендатурой. Комендант Рудольф Майер выступил перед ними:

– Обращаю внимание населения на необходимость немедленно сообщать о всяком готовящемся заговоре или саботаже. В случае выявления и укрытия подобных действий каждый десятый человек из ближайших к происшествию мест будет казнен, несмотря на пол и возраст. Эта судьба ожидает и всех тех, кто скрывает заговорщиков или снабжает их питанием или же имеет об этом сведения… Одновременно сообщаю населению, если кто-нибудь приведет нас на след или же покажет местонахождения партизан, парашютистов или саботажников, получит вознаграждение деньгами, участок земли или же удовлетворение в любой просьбе.

А Мальчик-с-пальчик радовался своей первой  победе над врагом.

Приближался Новый 1942–й год. Партизаны приняли решение поздравить односельчан с праздником, поддержать их боевой дух. Поздней ночью в дверь дома, где жили Киселевы, тихонько постучали. Алешка ждал гостей. Осторожно, чтобы не разбудить домашних, он приоткрыл дверь. Дядя Сеня вошел в дом.

– Вот это метель, – прошептал он, стряхивая с себя снег. – Ну да ничего, так даже лучше – следы заметет. Смотри, что я принес.

Он достал из-за пазухи стопку листков бумаги.

– Алеша, надо распространить эти листовки. Люди должны знать, что наша армия жива, что Москва не сдалась, что врага отбросили от столицы. Они должны верить, что победа будет за нами. Это очень важно.

– Я все понял, дядя Сеня. Будет сделано, – улыбнулся Мальчик-с-пальчик.

На следующий день полицаи метались по селу, собирая листовки, приколотые на заборах, воротах. Рудольф Майер приказал обыскать каждый дом в селе. Но все было безрезультатно. Найти ничего не удалось. Но люди успели прочесть листовки, передавали друг другу их содержание, в душах затеплилась надежда на скорую победу.

Зима выдалась суровая, снежная. Дороги замело. Фашисты тоже готовились к новогодним праздникам. Из Медвенки ожидалось прибытие продуктового обоза. Охранять его поручили полицаям. Немецкие солдаты активно обсуждали предстоящее веселье. Все были в хорошем настроении. Старый солдат Фриц даже угостил Мальчика-с-пальчик шоколадом. Конечно, Мальчик-с-пальчик не мог упустить такую возможность. К партизанам полетела весть о продуктовом обозе. В предновогодние дни метель стихла.  Ярко светило солнце, когда сытые лошади бодро понесли сани по лесной дороге. При дневном свете полицаи чувствовали себя в безопасности, да и партизаны днем почти не появлялись. Ведь уже было известно, что «темная ночка – день партизанский».

Полицаи развалились в санях, беседовали, однако громко смеяться побаивались. Чем дальше сани вторгались в чащу леса, тем чаще они испуганно озирались по сторонам, разговоры стихли. Вдруг первый сани резко остановились – дорогу преграждало поваленное дерево. Тишину леса прорезал петушиный крик, и из-за деревьев защелкали выстрелы, раздались автоматные очереди. От испуга полицаи даже не смогли организовать сопротивление. Редкие беспорядочные выстрелы не причинили вреда невидимым бойцам. Дело было закончено в считанные минуты. Партизаны со своими трофеями, ловко путая следы, исчезли в лесу. На дороге остались только трупы полицаев. Через пару часов пошел сильный снег и окончательно уничтожил следы недавнего короткого боя.

Комендант Майер неистовствовал. По селу пошли повальные обыски, аресты. Фашисты свирепствовали. Повесили местного спекулянта Митрофана, у которого нашли спрятанные в подвале продукты. Однако в канун Нового года самые бедные и многодетные семьи нашли на пороге своего дома по небольшому мешочку с самыми необходимыми продуктами. Партизаны разделили с нуждающимися захваченные трофеи и никого не забыли. Ведь командир партизанского отряда имел самые точные сведения о положении в селе.

Коменданта Майера вызвали в Курск. Он получил хорошую взбучку от начальства.

– Вы что не в состоянии навести порядок на вверенной Вам небольшой территории?! – кричал багровый от напряжения и злости  Рудольф Вайсман.

– Срочно примите меры, или же отправка на фронт покажется Вам счастьем по сравнению с тем, что Вас ожидает! Партизаны должны быть уничтожены!

  Для уничтожения партизан были привлечены войска СС. Разработан план карательной операции.

Мальчик-с-пальчик понимал, что немцы примут ответные меры, поэтому вел себя «тише воды, ниже травы». Он весь «влез в глаза и уши». Понимая, что интересующую его информацию он не сможет получить у простых солдат, Алешка пошел работать в офицерское казино. Офицеры не возражали, чтобы прислуживал им веселый беззаботный маленький  мальчишка с чудным именем Мальчик-с-пальчик, который к тому-же хорошо говорил на их родном языке. А  он быстро разобрался в ситуации, выучил офицерские пристрастия, запомнил их любимые сигареты, напитки, нашел подход к каждому завсегдатаю. Самому же Алеше  было очень противно выполнять эту работу. Односельчане стали настороженно относиться к Мальчику-с-пальчик. Проходя по селу, он ловил на себе их осуждающие взгляды. Даже когда однажды вечером старшие братья отказались есть принесенные им скудные офицерские угощения, а проще говоря, объедки с «барского» стола, и демонстративно улеглись спать голодными, Алешка стерпел. В углу глаза появилась скупая мужская слеза, и мама услышала, как он скрипнул зубами. Она подошла к сыну, прижала к себе его голову и поцеловала:

– Держись, сынок! Терпи.

Мать помнила ночной визит Семена Киселева и понимала, что он приходил по серьезному делу. Она очень переживала за сына, сердце разрывалось от тревоги, и в ночной тиши неслась к небу материнская молитва:

– Господи! Спаси и сохрани моего сыночка! Спаси и сохрани!

И вот в начале марта, когда морозы ослабли, а снег немного подтаял под первыми солнечными лучами, в селе появились эсесовцы. Мальчик-с-пальчик весь превратился в слух. Вечером в казино подвыпившие офицеры завели разговор о том, что через три дня партизанам придет конец. Срочная информация о предстоящей карательной операции, с указанием численности эсесовцев, легла в тайник. Партизаны стали срочно готовиться к приему незваных гостей. Тимофей Фильчаков связался с соседним партизанским отрядом. Было принято решение объединенными усилиями дать отпор врагу.

Субботним утром эсесовцы начали операцию. Осторожно продвигались они по лесу, стараясь не производить лишнего шума, надеясь захватить партизан врасплох. Они уже  достаточно далеко углубились в лес в том направлении, где по их сведениям должен был находиться партизанский отряд. Гнетущая тишина окружала их, действовала на нервы. Вдруг справа застрочил крупнокалиберный пулемет, и несколько эсесовцев, беспомощно взмахнув руками, рухнули в снег, чтобы уже никогда не подняться. Немцы открыли ответный огонь. Задевая за ветви деревьев, пули рвались, производили много шума, но особого ущерба партизанам не наносили. Автоматные очереди косили фашистов. Прицельно бил врага из своей винтовки местный охотник Мирон Замятин.

Эсесовцы рассыпались по лесу. Партизанские пулеметчики прижимали их к земле, не давая даже приподняться. Ловко брошенные гранаты находили свои жертвы. Лес огласили стоны и крики раненых. Командовавший эсесовцами Пауль Зиверт понял, что его отряд окружают и предпринял отчаянную попытку прорыва на левом фланге. Однако она принесла только новые потери: многие из его солдат навсегда остались лежать в этой земле. Партизаны ожесточенно сжимали кольцо. Пуля, ловко пущенная Мироном Замятиным, прервала жизнь самого Зиверта. Карательная операция завершилась полным крахом. Утомленные боем, но очень довольные партизаны ушли глубоко в лес.

– Мне конец! – кричал в своем кабинете Рудольф Майер. – Как такое могло случиться! Как могли деревенские мужики уничтожить отряд такого опытного командира как Зиверт? Я не могу этого понять!

Обессилевший комендант рухнул на диван. Вокруг него засуетился молоденький адъютант, протягивая стакан воды. Собравшиеся в кабинете офицеры испуганно застыли, вытянувшись в струну. Майер выхватил стакан из услужливых рук и запустил его в стену. Стакан с грохотом раскололся, мокрое пятно растеклось по стене. Это несколько охладило пыл Майера, к нему вернулась способность рассуждать.

– Партизан явно кто-то предупредил. Я допускаю, что в селе наверняка есть те, кто сочувствует партизанам и даже оказывает им помощь. Но кто мог знать о секретной операции? Вот это задача, которую мы должны решить в самое ближайшее время! Иначе партизаны вышвырнут нас самих из Высокого.

Немцы свирепствовали от злобы и бессилия. Любой, кто вызвал хоть малейшее подозрение, мог быть схвачен и расстрелян. Участились обыски. Работать стало намного труднее. Весна вступала в свои права. Ночи стали короче.

Однажды после полуночи в окошко комнаты, где спал Мальчик-с-пальчик, тихонько стукнули.

– Здравствуй, сынок, вот тебе ещё стопку листовок принёс, – сказал дядя Семён, входя в дом. – Пусть народ знает, что наша армия продолжает бороться с врагом. Только будь предельно осторожным и внимательным.

– Хорошо, дядя Семён, всё будет сделано в лучшем виде!- гордо сказал Алексей.

– Не волнуйся.

– Я в тебе не сомневаюсь, малыш, – с любовью сказал дядя Сеня и ушел в темноту.

На следующую ночь Мальчик-с-пальчик пошёл выполнять привычное для него задание. Немцы усиленно патрулировали темные улицы, внимательно следили за малейшим движением, прислушивались к каждому звуку в тишине. Местному населению категорически запрещалось  ночью выходить из дома. Алешка старался незаметно пробираться вдоль заборов, прячась в ветвях кустов и деревьев, оставляя на видных местах листовки. И вдруг он случайно наткнулся на  брошенное кем-то пустое ведро, валявшееся возле забора. Оно с грохотом покатилось по тропинке. От неожиданности Алешка засуетился, хотел бежать, но зацепился ногой за корень березы, упал и рассыпал листовки. Мгновенно поднявшись на ноги, он попытался собрать заветные листочки, но вдруг услышал приближающийся топот ног немецкого патруля и понял, что пропал.  Его быстро схватили, скрутили руки. Отпираться было бесполезно: все улики лежали вокруг него на земле. Мальчишку пинками погнали в комендатуру.

– Вот ты и попался щенок! – грозно сказал Майер. – Кто бы мог подумать!? В погреб его до утра! Утром начнем допрос.

Когда немцы возились с Алешкой на улице, то не заметили, что из окошка соседнего дома за ними зорко наблюдали. Как только патруль скрылся за углом, из дома выскользнула фигурка и стала аккуратно пробираться в темноте к окраине села, где жил Мальчик-с-пальчик. Через некоторое время в дверь Алешкиного дома постучали. Мария Киселева открыла дверь, и маленькая фигурка вошла внутрь. Это был Максим, сын охотника Мирона Замятина.

– Тетя Маша, тетя Маша, – судорожно повторял он, – Алешку схватили немцы!

Мария грузно осела на пол, сердце сдавила жестокая боль.

– Господи! – выдохнула она. – Что же теперь будет?

– Вам нельзя оставаться в селе, никак нельзя. Это очень опасно. Скорее собирайте детей, и я отведу вас к партизанам!

– Максимушка, а как же Алеша? Я не смогу бросить его в беде! – слезы заструились по лицу матери.

– Тетя Маша, Вы ничем не сможете ему помочь. Ему же будет хуже, если Вас с другими детьми схватят. А я уверен, что за Вами скоро придут. Нам нужно спешить! Чем скорее партизаны узнают о случившемся, тем лучше. Может они смогут помочь Алешке!

Мария согласилась с убедительными доводами Максима и поспешила будить детей. Через несколько минут из дома на краю села неслышно вышла группа людей: Максим с маленькой Наташкой на руках и Мария Киселева со старшими сыновьями.  Соблюдая осторожность, они направились к спасительному лесу. Только укрывшись под могучими деревьями, беглецы смогли вздохнуть спокойно.

– Не бойтесь, погоня нам теперь не страшна.

Максим поставил Наташку на землю, чтобы немного передохнуть.

– Однако нужно спешить. Путь неблизкий. Мы должны помочь Алешке.

Братья Мальчика-с-пальчик набросились с расспросами на старших, требуя объяснений.

– Что с ним случилось?

Мать сама толком ничего не знала.

– Мальчик-с-пальчик выполнял важное задание партизан, – решил прояснить ситуацию Максим. – Сегодня ночью его схватили. Мы должны предупредить командира отряда.

Алешкины братья густо покраснели. Вопросы задавать было некогда. Один из них поднял  на руки сестру:

– Веди, – обратился он к Максиму.

Максим улыбнулся, ободряюще кивнул головой и повел свой отряд в лесную чащу.

Только к полудню обессилевшие голодные беглецы добрались до партизан.

– Стой! Кто идет? – обступили их часовые.

– Максим, что стряслось? – к ним спешил Мирон Замятин.

– Отец, схватили Мальчика-с-пальчик, – доложил Максим. – Я привел его семью. Оставаться в селе им было опасно.

– Молодец! Правильное решение, – Мирон одобрительно похлопал сына по спине.

– Накормите пополнение, – распорядился он. – Я к командиру.

Мирон Замятин через несколько минут доложил командиру партизанского отряда о случившемся, тот приказал разыскать Семена Киселева и привести к нему. Весть о провале Мальчика-с-пальчик облетела партизанский отряд. С надеждой все ждали решения командира. Совещание длилось недолго. Тимофей Фильчаков решил, что партизаны должны освободить Алешу. Руководство операцией поручили Семену Киселеву. В помощь ему были выбраны самые отважные и умелые бойцы. Операцию было необходимо провести в эту же ночь, ведь фашисты могли замучить мальчика. Партизаны начали подготовку к новой вылазке.

А в этот день в Высоком царили ужас и смятение. Рано утром немцы окружили дом Мальчика-с-пальчик. Но он смотрел на мир занавешенными окнами. Ворвавшись внутрь, фашисты обнаружили, что жильцы сбежали. В злобе враги подожгли дом. Пламя поползло по стенам, охватило крышу и взмыло высоко в небо.

Рудольф Майер лично допрашивал Мальчика-с-пальчик. Он требовал назвать командира, состав, место нахождения партизанского отряда. Угрожал, кричал, уговаривал. Мальчик-с-пальчик упрямо твердил, что ничего не знает, листовки печатал сам. Тогда Майер приказал пытать упрямого мальчишку. Его били, а когда он терял сознание, то обливали холодной водой, приводили в чувство и начинали все сначала. Но малыш упорно гнул свою линию: все сделал сам, один. Поняв, что продолжать пытки бесполезно, Майер решил  вновь бросить Мальчика-с-пальчик в погреб, а на следующий день – повесить его. Майер приказал согнать на площадь перед комендатурой, где устанавливали виселицу, всех жителей Высокого. Казнь нужна была показательная, чтобы другим было неповадно. Но его планам не суждено было сбыться.

Погреб, в котором держали Мальчика-с-пальчик, охраняли четверо полицаев. Ночь накануне казни выдалась холодная и дождливая. Небо было затянуто плотными грязными облаками. Лунный свет отчаянно  пытался пробиться на землю, но безуспешно. Погода была на руку партизанам. Немцы спали. Над селом стояла зловещая тишина. Даже самые брехливые собаки молчали. Бойцы осторожно вышли из леса и, стараясь производить как можно меньше шума, направились к селу. Впереди с автоматом двигался Семен Киселев. Еще днем связные доложили, где фашисты держали Алешу. Поэтому партизанам, знавшим село,  как свои пять пальцев, не составило большого труда добраться до погреба. Они понимали, что стрельбу открывать опасно, поэтому ловко, бесшумно в четыре ножа сняли охрану.

Семен первым спустился в погреб. В углу на кучке соломы лежало маленькое тельце, прикрытое изодранными лохмотьями одежки. Семен опустился на колени, осторожно взял племянника на руки и направился к выходу. Казалось, что юная жизнь оборвалась, и только слабое дыхание упорно утверждало обратное. Мирон Замятин скинул с себя пиджак и укрыл Алешку. Партизаны стали отходить к лесу, пока фрицы не заметили пропажи. Они уже вышли из села, когда ночной патруль наткнулся на труп полицая около погреба и открыл беспорядочную стрельбу. Фашисты подхватились по тревоге и начали преследовать партизан. Семену и его товарищам пришлось бежать. Алеша на какое-то мгновение пришел в себя. Он открыл глаза, увидел родное лицо:

– Дядя, – шевельнулись окровавленные губы, – я ждал тебя…

– Держись, сынок, держись! Ты же боец, Мальчик-с-пальчик. Ты справишься!

Лицо Алеши исказилось от боли, но, проваливаясь в спасительное забытье, он понял, что спасен.

Мальчик-с-пальчик уже не слышал, как вокруг свистели пули, как одна  вдруг резко вонзилась в спину Семена Киселева как раз пониже левой лопатки. Он только громко вздохнул и начал валиться вперед. Мирон успел выхватить из слабеющих рук тело мальчика. Родная земля приняла в свои объятия старого бойца. Партизаны уходили в спасительную темноту леса, вынуждая фрицев прекратить преследование. Они выполнили задание, в очередной раз одержав над врагом победу и надеялись, что заботливые материнские руки вернут к жизни маленького героя из Высокого.

Добавить комментарий

Пожалуйста, не оставляйте рекламу!


Защитный код
Обновить