В статье Жуковой Р.М. отражён практический опыт использования некоторых элементов структурного анализа художественного текста.

 

Наша работа должна заключаться не в том, чтобы, отправляясь от форм, распознавать, освещать и формулировать содержание (для этого никакой структурный метод не нужен), а в том, чтобы, напротив, рассеивать, раздвигать, приводить в движение первоначально данное содержание под действием науки о формах. Р.Барт[1]

 

Литературоведческий анализ, которым мы пользуемся в школьной практике, обычно отталкивается от темы, идеи и завершается детальной характеристикой речевых единиц. Как бы его ни определяли  – «целостный», «комплексный», анализ производится по принципу «от общего – к частному».

 Мы рассмотрим другой подход к  работе с текстом, когда из анализа отдельных элементов художественного произведения «постепенно складывается <…> целостный его образ». [6]  У истоков этого метода стояли такие исследователи, как А.-Ж. Греймас – эмигрант из России, основатель Парижской школы семиотики; члены ОПОЯЗ, представители  «формальной школы» (Р.О. Якобсон, В.Б. Шкловский, Ю.Н. Тынянов, Б.М. Эйхенбаум), В.Я. Пропп, Ю.М. Лотман и школа Тартуского университета, в киноискусстве – С.М. Эйзенштейн.

Знакомство с работами по данной теме позволяет сформулировать некоторые тезисы:

  • Не существует единой методики структурного анализа текста, но соблюдается принцип многоуровнего подхода;
  • Структурный анализ осуществляется по принципу «от конкретного – к абстрактному» (от определения конкретных функций – к построению модели текста, выявлению универсальных кодов);
  • Структурный анализ нацелен не на истинный смысл текста, а на его множественность… [2]

В качестве объекта исследования  рассмотрим стихотворение Б.Л. Пастернака «Февраль. Достать чернил и плакать!..» – произведение, которое, на наш взгляд, ярко иллюстрирует «монтажное мышление» автора.

Февраль. Достать чернил и плакать!  
Писать о феврале навзрыд,  
Пока грохочущая слякоть  
Весною черною горит. 

Достать пролетку. За шесть гривен  
Чрез благовест, чрез клик колес  
Перенестись туда, где ливень  
Еще шумней чернил и слез. 

Где, как обугленные груши,  
С деревьев тысячи грачей  
Сорвутся в лужи и обрушат  
Сухую грусть на дно очей. 

Под ней проталины чернеют,  
И ветер криками изрыт,  
И чем случайней, тем вернее  
Слагаются стихи навзрыд.  [5; с. 15]

В своей работе мы будем использовать подход, представленный авторами «Словаря семиотики» [4; с. 24 - 32].

Итак, начнём с анализа лексики, определяющей явления внешнего мира, т.е. того, что лежит на поверхности и измеряется «пятью чувствами».  Выявляя семантические поля, мы обозначим  место, время, явления реального мира, состояние природы и лирического героя.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                

Смежные явления

Место

туда, где…

[здесь]

под ней

с  деревьев

в лужи

на дно очей

Время

февраль

пока <… > весною <…> горит

Действия, состояние

достать

плакать

писать навзрыд

слякоть горит

достать пролётку

перенестись

сорвутся

 обрушат

чернеют

криками изрыт

слагаются

Объекты (реальные предметы, явления)

чернила

пролётка

шесть гривен

грохочущая слякоть

благовест

клик колёс

слёзы

тысячи грачей

*сухая  грусть

проталины

ветер

 стихи

 

Среди выявленных лексем интересно положение метафоры сухая грусть. Что это – состояние лирического героя или образ «предметного» мира? Выбор семантической группы, на наш взгляд, определяет следующая строка («Под ней проталины чернеют…»); значит, обрушить «сухую грусть на дно очей» – снести сухую листву как символ отжившего.

Указанные смысловые единицы существуют не сами по себе – они взаимосвязаны. По мысли Юрия Лотмана, «реальность текста создается системой отношений, тем, что имеет значимые антитезы…» [3].

Проследим в смежных явлениях и между ними оппозиции (т.е. противоположные по смыслу единицы речи).

 

Оппозиции

1)Туда, где…:

- внешний мир;

- творческое волнение.

 2)Под ней, на дно, в лужу.

 3) Весною чёрною, как обугленные груши, сухая грусть, чернеют – омертвение.

 4) Благовест – гармония звука.

1) [Здесь]:

– дом, замкнутое пространство;

- состояние покоя.

 2) С деревьев обрушат.

 3) Плакать, чернила, слякоть, ливень, слёзы, лужи – животворящее начало.

 4) Клик колёс, криками изрыт – неблагозвучность.

 

Наблюдение за возникающими смыслами позволяет нам увидеть, «какие темы в тексте будут наиболее значимыми» [4: с. 27]. Автор изображает переходное состояние в природе, пробуждение жизни и творческой энергии, передаёт сложный момент рождения стихов.

Анализ грамматического  строя  текста помогает проследить «динамический процесс возникновения и становления образа» [6]. Первое, что обращает на себя внимание, - это ряды односоставных предложений (их пять в первых двух катренах: одно назывное и четыре безличных). Безличность сказуемых (достать, плакать…), с одной стороны, создаёт отстранённый план, а с другой, передаёт состояние субъекта через его соприкосновение с действительностью. Парцелляция (в трёх моментах) «разрывает» стремительное нарастание темпа, делая его неровным, прерывистым. Придаточные времени и места («пока грохочущая слякоть…»,  «где ливень…», «где, как обугленные груши…»), ряды однородных членов замедляют движение. На семантическом уровне мы видим эмоционально окрашенное стремление героя «туда, где…» через необходимое преодоление препятствий.

Стихотворение начинается с точного (почти дневникового) указания на время (номинативная роль подлежащего). При этом прямое значение слова «февраль» размывает рамки конкретности, так как это переходное состояние в природе. Придаточное времени («пока грохочущая слякоть весною чёрною горит») подтверждает пограничное состояние природы.

При чтении стихотворения создаётся ощущение, что всё происходит в настоящем, причём очень динамично. По мысли Ю. Лотмана, именно грамматические категории «в значительной степени создают модель поэтического видения мира, структуру субъектно-объектных отношений» [3]. Какими же грамматическими формами выражено время?  Сгруппируем глаголы по смежности форм.

  • Достать (вынуть), плакать, писать, достать (найти), перенестись – форма инфинитива совершенного и несовершенного видов;
  • Горит, чернеют, слагаются – форма настоящего времени несовершенного вида;
  • Сорвутся, обрушат – будущее время совершенного вида;
  • Изрыт (краткое причастие прошедшего времени).

Формы инфинитива создают обобщённый план, как будто не относящийся напрямую к субъекту. При этом глаголы совершенного вида называют конкретное, завершённое действие-связку, а глаголы несовершенного вида – творческий процесс, состояние. Наряду с прямым указанием на явления, которые продолжаются перед глазами лирического героя (2), создаётся вторая реальность (сорвутся, обрушат), передающая его мечту, ожидание. По динамике чувств этот момент (две последние строки третьей строфы) является кульминацией происходящего в природе. Здесь возникает ещё одна оппозиция – время (февраль) // мгновение (сорвутся, обрушат). Гипербола «тысячи грачей» усиливает звучание последнего аккорда.

Стихотворение пронизано словами одной тематической группы (об одном и том же разными словами): «плакать», «навзрыд», «слёз»; «чернил», «весною чёрною», «шумней чернил», «обугленные груши», «чернеют» – что позволяет говорить о сквозных мотивах. Употребление глагола «достать» в разных значениях («достать чернил» – вынуть и «достать пролётку» – найти) создаёт каламбурный эффект. Сочетания «писать … навзрыд» (первая строфа) и «слагаются стихи навзрыд» (заключительные строки) закольцовывают композицию стихотворения. Проведённый анализ доказывает, что «язык художественного текста в своей сущности является определенной художественной моделью мира и в этом смысле всей своей структурой принадлежит «содержанию» — несет информацию» [3].

Как проявляет себя лирический герой? Внутреннее творческое начало, вырвавшееся во  вне, сливается с состоянием природы, где также всё сдвинулось; на смену отжившему приходят новые явления, рождаются стихи.

Схематически распределение функций можно выразить следующим образом:

Тематический  уровень предполагает абстрагирование и обобщение основных противоречий текста. Воспользуемся семиотическим квадратом, отражающим противопоставление вечных категорий, лежащих в основе искусства [4; с. 32].  

По мысли Ю. Лотмана, «при всей важности каждого из выделяемых в художественном тексте уровней для построения целостной структуры произведения основной единицей словесного художественного построения остается слово» [3]. Используя некоторые элементы структурного анализа, мы могли убедиться, что все речевые единицы стихотворения Б.Л. Пастернака служат созданию единой картины, передающей пробуждение творческих сил лирического героя.

Произведение искусства не может существовать вне культурно-исторического контекста, и поэтому выявление «универсальных кодов»  может стать следующим этапом анализа [4; с. 31]. Так, одно из противоречий, обозначенное нами ранее, является точным выражением принципа импрессионизма: «И чем случайней, тем вернее…». Сопоставление состояния природы и лирического героя восходит к народной лирической песне и определяется как приём психологического параллелизма.

Выполненная нами работа  не может считаться завершённой уже в силу того, что использованы только некоторые уровни анализа структурных единиц текста. Ценность данного подхода как раз и состоит в том, что позволяет «рассеивать, раздвигать, приводить в движение первоначально данное содержание» [1]. Мой опыт показал, что элементы структурного анализа активизируют и развивают мыслительную деятельность учащихся, способствуют более глубокому погружению в художественное произведение.

 

Литература

  1. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика: С чего начать? [Электронный ресурс]: http://philology.ru/literature1/barthes-94g.htm
  2. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика: Структурализм как деятельность. [Электронный ресурс]: http://allrefrs.ru/3-3174.html
  3. Лотман Ю.М Структура художественного текста [Электронный ресурс]: https://adview.ru/wp-content/uploads/2015/09/Yu_M_Lotman_Struktura_Teksta.pdf
  4. Мартин Б., Рингхэм Ф. Словарь семиотики: пер. с англ. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. 256 с.
  5. Пастернак Б.Л. Стихотворения. М.: «Детская литература», 1982. 175 с.
  6. Эйзенштейн С. Монтаж [Электронный ресурс]: https://royallib.com/book/eyzenshteyn_sergey/montag_1938.html

Автор: Жукова Р.М. 

Добавить комментарий

Пожалуйста, не оставляйте рекламу!


Защитный код
Обновить