Для подготовки к ВПР. Когда задания будут выполнены, можно проверить себя по исходным текстам.

5 класс

В горах

Кусты в горах — первые друзья туриста. Они протягивают руку помощи на крутом подъёме, но особенно важна их поддержка при спуске. Ведь каждый спуск с высоты — это медленное падение.

На руки и ноги свои надеется человек силу и волю их знает. И потому залог успеха в том, насколько он умеет выбирать друзей.

Не всякой протянутой ветви-руке довериться можно. Одни бывают ненадежны своим неумением помочь. Другие — нежеланием: стоят в стороне от тропы твоей — не дотянешься. А в трудный момент схватишь, не разбирая, протянутую «руку» и вскрикнешь от боли и неожиданности.  В ладонь твою впились предательские колючки. Но ты удержался, устоял, пересилив боль. И стал еще более осторожен, выбирая точку опоры. Нашёл, испытал на крепость и сделал уверенный шаг к своей цели.

И так до конца — от друга к другу.

 

6 класс

Текст

Ласточки в середине октября! Холодный — и ласточки. Искрящаяся по утрам на лугу изморозь — и эти веселые щебетуньи, прибывшие  из безмятежных летних зорь! В городе они исчезли еще в погожие сентябрьские дни. Стрижи улетели и того раньше, когда осень еще ничем о себе не напоминала и в садах висели  душистые антоновки. А эти?

Это не семейка, а целая стая. Наверное,   не здешние. Они кружились над песчаной балочкой в каком-то неудержимом хороводе: то низко скользили над самой землей, то взмывали вверх, расправляя свой  хвостик, то вдруг присаживались на песок и, не складывая длинных узких крыльев,  перебегали по земле, затем снова взлетали, кружились и вспархивали. В низких лучах солнца то и дело поблескивали их вороненые крылья и розовели белые грудки. Свой хоровод они вели в полном безмолвии. Не было слышно того радостного мелодичного щебетанья, без которого трудно представить себе деревенскую ласточку.

Я долго стоял неподвижно, любуясь этим необыкновенным сюрпризом поздней осени.

 

7 класс

Светлячок и море

Ночная волна лизала  камни дикого пляжа. На море ни огонька, ни звёздочки. Тьма пугает и манит. Хочется сделать шаг вперёд и жутко отдаться во власть стихии.

Светлячок слетел с прибрежных кустов и оживил тьму своим лёгким мерцанием. Он всё ниже опускался к воде. Вот уже две светящиеся точки живут в темноте: светлячок и его отражение в сонной волне. Ещё секунда — и они, качнувшись навстречу друг другу, слились в одно целое и погасли. Светлячок неосторожно встретился с водой. Я  положил пострадавшего на тёплый камень. Скоро он, обсохнув, «потеплел» едва заметным свечением, всё более разгораясь. Потом как ни в чём не бывало снялся с камня и замигал в пульсирующем полёте. Но урок не впрок: он снова направился в море. И снова, обманутый своим отражением, пал в воду.

Дважды спасённый, он не изменил своей страсти и погас уже навсегда.

Несколько минут было темно, словно ночь справляла траур о погибшем. А потом замерцали другие и, как искры от костра, подхваченные ветром, угасли поодиночке.

 

8 класс

Слепое добро

Чтобы отвлечь от себя ос, залетающих в комнату, я устроил на подоконнике кормушку —  блюдце с вареньем.

Подлетели пчёлы, притихли, упиваются сладостью. На фоне клубничного варенья, изящно выточенные, смотрятся они янтарно. Только у меня при виде чёрно-жёлтой полосатости осы всегда почему-то возникает ощущение хищника. Но не тигровая шкура, а что-то близкое к оскалу акульей пасти. Должно быть, какое-то забытое впечатление детства отозвалось. Акула, конечно, с картинки, а уж ос в былое время мы прибить старались. По неосознанной жестокости: на всякий случай, чтоб не ужалила!

Теперь моя взрослость замаливает неразумные грехи детства. Даже на душе блаженно стало. Словно и впрямь поверила она, что зачтётся эта кормёжка живых тварей.

Только взрослость порой  не менее слепа в своих порывах.

Не прошло десяти минут как на блюдце завязалась потасовка. Вроде  места и  варенья всем хватало. Но наскакивают друг на дружку, клубятся, скатываясь с блюдца, и пропадают за окном. Поставил второе блюдце. Пуще прежнего завозились на расширенном поле брани. Где пили, там друг дружку и тузили.

 

9 класс

Текст

Шла последняя неделя октября, все такая же сумрачная и нерадостная. Стороной прошло  бабье лето. Не было никакой надежды на тёплые деньки. Того и жди, завьюжит.

А на другой день я проснулся от ощущения какого-то праздника. Открыв глаза, я ахнул от изумления. Маленькая комнатка была полна радостного света. На подоконнике зеленела герань, пронизанная солнечными лучами.

Выглянув в окно, я увидел, что крыша на сарае серебрилась изморозью.  Искрящийся налет быстро подтаивал, и с карниза падала бойкая капель. Сквозь тонкую сетку ветвей черемухи голубело начисто вымытое небо.

Мне не терпелось поскорее выбраться из дому. Последний раз я был в лесу, когда он стоял, еще полный беспечного птичьего гомона. А сейчас он весь как-то притих. Ветры обнажили деревья, развеяли листву, и стоит лес  прозрачный.

Только дуб, что одиноко высился на самом краю леса, не сбросил своей листвы. Она побурела, опаленная дыханием осени. Дуб стоял, как былинный ратник, суровый и могучий. В него когда-то ударила молния, и теперь над его тяжелой, выкованной из бронзы кроной торчал обломанный сук, словно грозное оружие, поднятое для новой схватки.

 

Тексты адаптированы Валиковой Татьяной Вячеславовной


Вернуться к самостоятельной работе.

Добавить комментарий

Пожалуйста, не оставляйте рекламу!


Защитный код
Обновить