Сценарий спектакля по мотивам произведений А.А. Блока составлен Жуковой Раисой Михайловной.

Лирический спектакль «Предчувствую тебя…» – исповедь лирического героя А.А. Блока, отражающая реальную любовную коллизию: А.Блок – Л.Менделеева – А.Белый. Стихи перемежаются сценами из «Балаганчика», что создаёт сложное художественное пространство – фарс с трагическими нотками.

 

СЦЕНАРИЙ

Декорации. Кресла (одно на сцене, второе – перед сценой), три столика с реквизитом; экран, проектор.

Сцена 1. Звучит мелодия (А. Шнитке «Под Рождество» - из к/ф «Сказка странствий»). Через сцену навстречу друг другу проходят три пары; кавалеры спускаются со сцены, занимают место у своего столика, расставляют реквизит (1. – зеркало; 2 – букетик весенних цветов; 3 - портрет Прекрасной Дамы); в углу сцены, «у окна сидит Пьеро в  белом  балахоне,  мечтательный,  расстроенный, бледный,  как все Пьеро».  

Сцена 2. Звучит мелодия (А. Шнитке «Пантомима» - из к/ф «Сказка странствий»).  Пьеро безмолвно обращается к экрану, на котором изображена Коломбина.

Герой 1:

Ты слышишь?

Герой 2:

Да.

Герой 3:

Наступит событие.

Герой 1:

Ты ждёшь?

Герой 2:

Я жду.

Герой 3:

Уж близко прибытие:

За окном нам ветер подал знак.

Пьеро:

Неверная! Где ты? Сквозь улицы сонные Протянулась длинная цепь фонарей, И, пара за парой, идут влюбленные, Согретые светом любви своей. Где же ты? Отчего за последней парою Не вступить и нам в назначенный круг? Я пойду бренчать печальной гитарою Под окно, где ты пляшешь в хоре подруг!

(Сидит и мечтательно вздыхает): Коломбина!

Герой 1:

Ты слушаешь?

Герой2:

Да.

Герой 3:

Приближается дева из дальней страны.

(Появляется Коломбина. «Пьеро  молитвенно  опускается  на  колени. Заметно, что слезы душат его. Все для него - неизреченно». Пьеро благоговейно встречает её и усаживает в кресло).

Сцена 2.  

Герой 1 (глядя в зеркало):

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —
Всё в облике одном предчувствую Тебя.

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,
И молча жду,— тоскуя и любя.

Весь горизонт в огне, и близко появленье,
Но страшно мне: изменишь облик Ты,

И дерзкое возбудишь подозренье,
Сменив в конце привычные черты.

О, как паду — и горестно, и низко,
Не одолев смертельные мечты!

Как ясен горизонт! И лучезарность близко.
Но страшно мне: изменишь облик Ты. 

Сцена 3.  

Пьеро:

Твое лицо мне так знакомо,
Как будто ты жила со мной.
В гостях, на улице и дома
Я вижу тонкий профиль твой.
Твои шаги звенят за мною,
Куда я ни войду, ты там,
Не ты ли легкою стопою
За мною ходишь по ночам?
Не ты ль проскальзываешь мимо,
Едва лишь в двери загляну,
Полувоздушна и незрима,
Подобна виденному сну?

Сцена 4.  

Герой 2:

Она пришла с мороза,
Раскрасневшаяся,
Наполнила комнату
Ароматом воздуха и духов,
Звонким голосом
И совсем неуважительной к занятиям
Болтовней.
Она немедленно уронила на пол
Толстый том художественного журнала,
И сейчас же стало казаться,
Что в моей большой комнате
Очень мало места.
Всё это было немножко досадно
И довольно нелепо.
Впрочем, она захотела,
Чтобы я читал ей вслух «Макбета».
Едва дойдя до пузырей земли,
О которых я не могу говорить без волнения,
Я заметил, что она тоже волнуется
И внимательно смотрит в окно.
Оказалось, что большой пестрый кот
С трудом лепится по краю крыши,
Подстерегая целующихся голубей.
Я рассердился больше всего на то,
Что целовались не мы, а голуби,
И что прошли времена Паоло и Франчески.

Сцена 5.  

Герой 3:

Сольвейг! Ты прибежала на лыжах ко мне,
Улыбнулась пришедшей весне!

Жил я в бедной и темной избушке моей
Много дней, меж камней, без огней.

Но веселый, зеленый твой глаз мне блеснул —
Я топор широко размахнул!

Я смеюсь и крушу вековую сосну,
Я встречаю невесту — весну!

Пусть над новой избой
Будет свод голубой —
Полно соснам скрывать синеву!

Это небо — твое!
Это небо — мое!
Пусть недаром я гордым слыву!

Сцена 6.  Звучит мелодия (А. Шнитке Танго  (из к/ф «Агония»). Пьеро  укутывает Коломбину в синий шарф, надевает ей перчатки, шляпу с вуалью. Коломбина спускается со сцены и медленно проходит между столами, затем садится в кресло.

Герой 1:

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Вдали над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный
Бесмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
"In vino veritas!"* кричат.

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине 

 Сцена 7.  Появляется  стройный  юноша  в  платье  Арлекина.  На  нем серебристыми голосами поют бубенцы.

Арлекин (подходит к Коломбине):

Жду тебя на распятьях, подруга,

В серых сумерках зимнего дня!

Над тобою поет моя вьюга,

Для тебя бубенцами звеня!

Он  кладет руку на плечо Пьеро. Пьеро валится навзничь и лежит без движения  в белом балахоне. Арлекин уводит Коломбину за руку. Она улыбается ему. Общий упадок настроения. Все безжизненно повисли на стульях. Рукава сюртуков  вытянулись и закрыли кисти рук, будто рук и не было. Головы ушли в воротники. Кажется, на стульях висят пустые сюртуки.

Сцена 8 . Звучит мелодия (А. Шнитке Танго «Безумие»).

Пьеро:

Я стоял меж двумя фонарями

И слушал их голоса,

Как шептались, закрывшись плащами,

Целовала их ночь в глаза.  

И свила серебристая вьюга

Им венчальный перстень-кольцо.

И я видел сквозь ночь - подруга

Улыбнулась ему в лицо.

Сцена 9.  Звучит мелодия (А. Шнитке «Объяснение в любви» (из к/ф «Сказка странствий»).

Герой 2:

Никогда не забуду (он был, или не был,
Этот вечер): пожаром зари
Сожжено и раздвинуто бледное небо,
И на жёлтой заре — фонари.

Я сидел у окна в переполненном зале.
Где-то пели смычки о любви.
Я послал тебе чёрную розу в бокале
Золотого, как нёбо, аи.

Ты взглянула. Я встретил смущённо и дерзко
Взор надменный и отдал поклон.
Обратясь к кавалеру, намеренно резко
Ты сказала: «И этот влюблён».

И сейчас же в ответ что-то грянули струны,
Исступлённо запели смычки…
Но была ты со мной всем презрением юным,
Чуть заметным дрожаньем руки…

Ты рванулась движеньем испуганной птицы,
Ты прошла, словно сон мой легка…
И вздохнули духи, задремали ресницы,
Зашептались тревожно шелка.

Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала
И, бросая, кричала: «Лови!..»
А монисто бренчало, цыганка плясала
И визжала заре о любви.

Сцена 10 . Звучит мелодия (А. Шнитке «Полёт» (из к/ф «Сказка странствий»). Герой держит фотографию Прекрасной Дамы в руках, затем переворачивает её вниз. Пьеро поднимает голубой шарф и печально садится, безвольно опустив руки.

Герой 3:

О доблестях, о подвигах, о славе
Я забывал на горестной земле, 
Когда твое лицо в простой оправе 
Передо мной сияло на столе.

Но час настал, и ты ушла из дому. 
Я бросил в ночь заветное кольцо. 
Ты отдала свою судьбу другому, 
И я забыл прекрасное лицо.

Летели дни, крутясь проклятым роем... 
Вино и страсть терзали жизнь мою... 
И вспомнил я тебя пред аналоем, 
И звал тебя, как молодость свою...

Я звал тебя, но - ты не оглянулась, 
Я слезы лил, но ты не снизошла. 
Ты в синий плащ печально завернулась, 
В сырую ночь ты из дому ушла.

Не знаю, где приют своей гордыне
Ты, милая, ты, нежная, нашла...
Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий,
В котором ты в сырую ночь ушла...

Уж не мечтать о нежности, о славе,
Все миновалось, молодость прошла? 
Твое лицо в его простой оправе 
Своей рукой убрал я со стола.

 Сцена 11 . Звучит мелодия (А. Шнитке «Пастораль»).

Пьеро (приподнимается и говорит жалобно и мечтательно):

Ах, как светла - та, что ушла (Звенящий товарищ ее увел). Упала она (из картона была). А я над ней смеяться пришел. Она лежала ничком и бела. Ах, наша пляска была весела! А встать она уж никак не могла. Она картонной невестой была. И вот, стою я, бледен лицом, Но вам надо мной смеяться грешно. Что делать! Она упала ничком... Мне очень грустно. А вам смешно?

 

В спектакле использованы произведения А.А. Блока («Предчувствую Тебя», «Она пришла с мороза…», «Сольвейг», «Незнакомка», «В ресторане», «О доблестях, о подвигах, о славе…»; отрывки из пьесы «Балаганчик»); музыкальные произведения А.Шнитке из кинофильмов «Сказка странствий», «Агония».

Добавить комментарий

Ссылки на другие сайты не оставлять!


Защитный код
Обновить