Жукова Раиса Михайловна – автор сценария «История любви», который составлен по произведениям А.А. Ахматовой и Н.С. Гумилёва.

В «Истории одной любви», созданной по стихотворениям А.А. Ахматовой и Н.С. Гумилёва, есть Он и Она, лирическая история чувства. Спектакль имеет кольцевую композицию, где увядший цветок на столике героини начинает своё движение от юношеского «букета левкоев белых» и как сквозной мотив переходит к следующей странице жизни.

 

СЦЕНАРИЙ

Декорации

Перед сценой слева – рама окна, через которую просвечивает круг лампы; ветки в вазе за окном отбрасывают длинные тени. Столик, на котором «хлыстик и перчатка», засушенная роза; рядом кресло с наброшенной шалью.

Посередине – скамья.

Справа (ближе к сцене) – камин.

Сцена 1. Звучит мелодия (Ф. Шопен «Ноктюрн 2 Es-dur Op. 9»).  Лирическая героиня (1) трогает предметы на столе, садится в кресло.

Дверь полуоткрыта,
Веют липы сладко…
На столе забыты
Хлыстик и перчатка.

Круг от лампы желтый.
Шорохам внимаю.
Отчего ушел ты?
Я не понимаю…

Радостно и ясно
Завтра будет утро.
Эта жизнь прекрасна,
Сердце, будь же мудро.

Ты совсем устало,
Бьешься тише, глуше…
Знаешь, я читала,
Что бессмертны души.

- Хочешь знать, как все это было?..

Сцена 2. Звучит мелодия (П. И. Чайковский «Времена года. Апрель. Капель»).  Лирическая героиня (2) с корзиной цветов подходит к скамье.

То змейкой, свернувшись клубком,
У самого сердца колдует,
То целые дни голубком
На белом окошке воркует,

То в инее ярком блеснет,
Почудится в дреме левкоя…
Но верно и тайно ведет
От радости и от покоя.

Умеет так сладко рыдать
В молитве тоскующей скрипки,
И страшно ее угадать
В еще незнакомой улыбке.

Сцена 3. Звучит мелодия (П. И. Чайковский «Времена года. Июль»).  Лирическая героиня (3) садится на скамью, берёт из корзины розу и оставляет на скамье.

Синий вечер. Ветры кротко стихли,

Яркий свет зовет меня домой.

Я гадаю: кто там? - не жених ли,

Не жених ли это мой?..

 

На террасе силуэт знакомый,

Еле слышен тихий разговор.

О, такой пленительной истомы

Я не знала до сих пор.

 

Тополя тревожно прошуршали,

Нежные их посетили сны.

Небо цвета вороненой стали,

Звезды матово-бледны.

 

Я несу букет левкоев белых.

Для того в них тайный скрыт огонь,

Кто, беря цветы из рук несмелых,

Тронет теплую ладонь.

Сцена 4. Звучит мелодия (Ф. Шопен «Грёзы любви. Нежность»).  Лирический герой (1) проходит к скамейке, садится, берёт розу.

Вот я один в вечерний тихий час,
Я буду думать лишь о вас, о вас.

Возьмусь за книгу, но прочту: «она»,
И вновь душа пьяна и смятена.

Я брошусь на скрипучую кровать,

Подушка жжет... Нет, мне не спать, а ждать.

И, крадучись, я подойду к окну,
На дымный луг взгляну и на луну.

Вон там, у клумб, вы мне сказали «да»,
О, это «да» со мною навсегда.

И вдруг сознанье бросит мне в ответ,
Что вас покорней не было и нет.

Что ваше «да», ваш трепет, у сосны
Ваш поцелуй — лишь бред весны и сны.

Сцена 5. Звучит мелодия (Ф. Шопен Соч. 28 4 «Дневник памяти»).  Лирическая героиня (4):  

Сегодня мне письма не принесли:Забыл он написать или уехал;Весна как трель серебряного смеха,Качаются в заливе корабли.Сегодня мне письма не принесли... Он был со мной еще совсем недавно,Такой влюбленный, ласковый и мой,Но это было белою зимой,Теперь весна, и грусть весны отравна,Он был со мной еще совсем недавно... Я слышу: легкий трепетный смычок,Как от предсмертной боли, бьется, бьется,И страшно мне, что сердце разорвется,Не допишу я этих нежных строк...Героиня поднимается на сцену и поворачивается спиной к Герою. 

Сцена 6. Звучит мелодия (А. Прокофьев «Танец рыцарей»). Лирическая героиня (1) вполоборота к камину:

Наплывала тень… Догорал камин,
Руки на груди, он стоял один,

Неподвижный взор устремляя вдаль,
Горько говоря про свою печаль:

У камина с розой в руке появляется Лирический герой (2):

«Я пробрался вглубь неизвестных стран,
Восемьдесят дней шел мой караван;

«Цепи грозных гор, лес, а иногда
Странные вдали чьи-то города,

«И не раз из них в тишине ночной
В лагерь долетал непонятный вой.

«Мы рубили лес, мы копали рвы,
Вечерами к нам подходили львы.

«Но трусливых душ не было меж нас,
Мы стреляли в них, целясь между глаз.

«Древний я отрыл храм из под песка,
Именем моим названа река,

«И в стране озер пять больших племен
Слушались меня, чтили мой закон.

«Но теперь я слаб, как во власти сна,
И больна душа, тягостно больна;

«Я узнал, узнал, что такое страх,
Погребенный здесь в четырех стенах;

«Даже блеск ружья, даже плеск волны
Эту цепь порвать ныне не вольны…»

Лирическая героиня (1):

И, тая в глазах злое торжество,
Женщина в углу слушала  его.

Сцена 7.  Лирическая героиня (5) поднимается по ступенькам на  сцену:

Так беспомощно грудь холодела,
Но шаги мои были легки.
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки.

Показалось, что много ступеней,
А я знала — их только три!
Между кленов шепот осенний
Попросил: «Со мною умри!

Я обманут моей унылой
Переменчивой, злой судьбой».
Я ответила: «Милый, милый —
И я тоже. Умру с тобой!»

Это песня последней встречи.
Я взглянула на темный дом.
Только в спальне горели свечи
Равнодушно-желтым огнем.

Героиня становится спиной к зрителям.

Сцена 8.  Лирический герой (3):

Это было не раз, это будет не раз
В нашей битве глухой и упорной:
Как всегда, от меня ты теперь отреклась,
Завтра, знаю, вернешься покорной.

Но зато не дивись, мой враждующий друг,
Враг мой, схваченный темной любовью,
Если стоны любви будут стонами мук,
Поцелуи — окрашены кровью.

Сцена 9.  Звучит музыка (А. Шнитке «Объяснение в любви» из к/ф «Сказка странствий»). На сцене три Лирические героини стоят, повернувшись спиной.

Лирическая героиня (3), поворачиваясь к зрителям:

Было душно от жгучего света,
А взгляды его — как лучи.
Я только вздрогнула: этот
Может меня приручить.
Наклонился — он что-то скажет…
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет
На жизни моей любовь.

Лирическая героиня (4), поворачиваясь к зрителям:

Не любишь, не хочешь смотреть?
О, как ты красив, проклятый!
И я не могу взлететь,
А с детства была крылатой.
Мне очи застит туман,
Сливаются вещи и лица,
И только красный тюльпан,
Тюльпан у тебя в петлице.

Лирическая героиня (5), поворачиваясь к зрителям:

Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне, улыбнулся,
Полуласково, полулениво
Поцелуем руки коснулся —
И загадочных, древних ликов
На меня посмотрели очи…
Десять лет замираний и криков,
Все мои бессонные ночи
Я вложила в тихое слово
И сказала его — напрасно.
Отошел ты, и стало снова
На душе и пусто и ясно.

 

В спектакле использованы стихи А.А. Ахматовой («Дверь полуоткрыта…», «Любовь» «Песня последней встречи», «Хочешь знать, как всё это было?..», «Синий вечер. Ветры кротко стихли...», «Сегодня мне письма не принесли…», «Смятение»), Н.С. Гумилёва («Вот я один в вечерний тихий час…», «У камина», «Это было не раз»); музыка Ф. Шопена («Ноктюрн 2 Es-dur Op. 9», «Грёзы любви. Нежность», Соч. 28 4 «Дневник памяти» ), П.И. Чайковского («Времена года. Апрель. Капель», «Времена года. Июль»)  А. Прокофьева («Танец рыцарей»), А. Шнитке («Объяснение в любви» из к/ф «Сказка странствий»).

Добавить комментарий

Ссылки на другие сайты не оставлять!


Защитный код
Обновить