Внеурочное занятие для учащихся 10-11 классов представлено Самосват Валентиной Ивановной, учителем русского языка и литературы МОУ «Гимназия №1» г. Железногорска Курской области.

Материал посвящён событиям Чеченской войны, изложенным в повести Н.Ф. Иванова «Вход в плен бесплатный, или Расстрелять в ноябре».

 

Внеурочное занятие для учащихся 10-11 классов по повести Н. Иванова

«Вход в плен бесплатный, или расстрелять в ноябре»

 

Цель и задачи: 1) познакомить с новым произведением писателя-современника, выявить знание учащихся о событиях, происходивших в Чечне; пробудить интерес к прочтению повести Н. Иванова, акцентировать внимание учащихся на основных проблемах и художественных достоинствах произведения, формировать различные виды универсальных учебных действий; 2) воспитывать патриотические чувства учащихся.

Оборудование: Николай Иванов. «Вход в плен бесплатный, или расстрелять в ноябре» /Роман-газета. – 1998. – №4. – С.1-47, фрагмент фильма А. Невзорова «Чистилище», запись песен «Солдат», «Комбат» в исполнении группы «Любэ».

 

Ход занятия

Учитель: В прошлом учебном году мы писали сочинение о молодежи. Темы были разные: «Легко ли быть молодым», «Уже 16 или еще 16», «Наши сверстники», а по окончании изучения романа М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» я давала письменную работу «Герой нашего времени. Кто он?» Хотелось бы, чтобы сейчас прозвучали отрывки из некоторых ваших работ. Давайте зачитаем их, я просила вспомнить.

(Ученики зачитывают отрывки из своих работ)

Учитель: Вы пишите о сверстниках, которые не вели пустую, праздную жизнь, а заглянули смерти в глаза и с честью выполнили свой офицерский долг.

Вопросы: А что это значит? Как вы понимаете значение слова «долг», и при каких обстоятельствах человек его может и должен выполнить?

(Ученики отвечают, что долг – многозначное слово: обязанность,

защита Родины, честное выполнение своих обязанностей)

Учитель: Я специально попросила обратиться к тем отрывком из сочинений, в которых вы пишете о Чеченской войне. На прошлом занятии мы говорили о Великой Отечественной войне и ее участниках, а сегодня будем говорить о Чечне.

Вопросы: Что вы знаете о Чеченской войне? Как расцениваете?

(Ученики высказывают свои мнения о локальных войнах)

(Обратиться к выставке «Шагнувшие в бессмертие»)

Учитель: Но Чеченская война уходит своими корнями в далекое прошлое. У М.Ю. Лермонтова, который был в ссылке на Кавказе, где шла война русских с горцами, есть стихотворение «Валерик». Он образно описывает то, что мы сказали об этих событиях.

(Читаем отрывки из стихотворения «Валерик» от слов «Раз это было под Гихами…» до слов «Но мутная волна была тепла, была красна…»)

Учитель: Депортация чеченского народа в годы Великой Отечественной войны разожгла еще большую ненависть чеченцев к русским. Анатолий Приставкин в своей повести «Ночевала тучка золотая» рассказывает об этой позорной странице в истории нашей страны.

Одна из актуальных тем в русской литературе, начиная с 90-х годов, это тема локальных войн. Афганская и Чеченская войны не менее страшны и не менее жестоки, чем Великая Отечественная война. Мы сказали, что солдаты, выполняя интернациональный долг, могли не вернуться, т.к. многие погибали или попадали в плен. И поэтому я хочу познакомить вас с повестью Николая Иванова «Вход в плен бесплатный, или Расстрелять в ноябре».

Вопросы: Обратите внимание на обложку, что она может нам рассказать?

(Ученики отмечают, что на обложке изображены боевики с автоматами, а связанные, с повязкой на глазах люди – пленные. Фон обложки темный, серые тона, а слева вверху бирюзовая полоса – символ надежды на освобождение)

Вопросы: Давайте попробуем сформулировать тему нашего занятия.

(Ученики формулируют свои темы занятия)

Учитель: А я назвала занятие строкой из повести «Дайте мне выплакаться, люди. Чтобы оставить все в прошлом». В течение урока, мы поймем, почему я решила так его назвать. Эпиграфом к нашему занятию мы взяли слова Александра Твардовского, которые бы отражали суть нашего разговора: «Война. Короче нету слова. Война. Жесточе нету слова».

Вопросы: Какова наша задача на занятии?

(Ученики отмечают, что целью занятия будет являться знакомство с автором, его произведением, сюжетом и основными проблемами)

Учитель: Я просила найти сведения о писателе Николае Федоровиче Иванове первую группу ребят.

(Ученики рассказывают биографию Н.Ф. Иванова)

Учитель: Это очевидец, видел все своими глазами. 113 дней пробыл в плену у дудаевских боевиков. Повесть автобиографическая.

Вопросы: А как поэты видят это событие?

(Ученик читает стихотворение А. Золотина

«Чечня – резня. Безумная резня».)

Учитель: Последние слова этого стихотворения можно отнести к нашему герою. Когда он отправлялся в Чечню, у него не было плохого умысла, он ехал туда не воевать, не убивать людей. «Моя командировка в Чечню по-журналистски выглядела куда интереснее: можно ли собрать налоги во время войны? И с кого? Тема совершенно новая, и покопаться в ней первому – нормальная мечта любого нормального газетчика. К тому же на восстановление Чечни выделялись фантастические суммы, все твердили об их загадочных исчезновениях, но дальше московских сплетен дело не шло». Вот его долг. Журналист – это не только интересная профессия, но и опасная, т.к. настоящий журналист должен быть в гуще событий, в горячих точках.

Каким же образом Николай попадает в плен? Сам об этом в книге пишет так: «На тебе, полковник, мы поставили метку, когда ты только позвонил в Грозный и сообщил о своем приезде», признаются потом боевики. И с похвальбой, которая частенько развязывала им языки: «У нас ведь в каждом государственном органе сидят свои разведчики. Или сочувствующие». А я, наивный, трогательно прощался с теми, кто вышел меня проводить на попутке в Нальчик. Среди них, наверняка, оказался и тот, кто затем передал:

Берите инкассаторскую «Ниву».

Взяли красиво. Обогнавший нас БМВ ощетинился пулеметами, а пристроившаяся сзади «шестерка» имела гранатомет. Жестом приказали остановиться. Борис, сам сидевший за рулем, по всем правилам дорожного движения замигал поворотом и съехал на обочину. На этом взаимные любезности закончились. Не успел он заглушить мотор, как его вырвали с сиденья. В кабину всунулись два длинноносых «красавчика» так чеченцы нарекли пулеметы.

Руки за голову, голову в колени.

Вопросы: Встречались ли нам произведения, в которых авторы показывали бы плен? Каким вы представляете себе плен дудаевских боевиков, куда попал Николай?

(Ученики называют произведения «Кавказский пленник», «Крик», «Судьба человека», «Седой солдат», «Это мы, Господи», предполагают, что ужаснее плена ничего нет)

Учитель: Да, в плену очень страшно, т.к. знаешь, что тебя ждет. Автор повествует: «Лоб, уткнутый в колени, покрывается потом, от пота липко горит спина. Неужели страх? Он – такой?» и еще пишет: «Будущее для нас троих пленников предполагает только худшее. Хотя, что может оказаться хуже плена? Только смерть. Нет, я не прав даже перед собой. Лично я боюсь еще и пыток. Не хочу боли. Страшно, что не выдержу. Если умирать – то лучше сразу».

Вопросы: О чем, как вы считаете, может думать в плену человек?

(Ученики считают, что в плену человек думает о родных, о доме, о возможности побега из плена)

Учитель: Автор задается вопросами: какова война? Какие они, подземные тюрьмы конца 20 века? Что есть российский офицер в плену у чеченцев? Вот как описывает тюрьму Николай: «Сзади жгут спички, чтобы рассмотреть дверь – решетку посреди крысиной норы. За ней – яма. Ширина – поместиться троим, длина – по росту, высота – стоять на коленях, глубина – 5-6 метров. В углу 2 матраца. Из шока нас троих выводит чесотка. Борис торопливо зажигает спичку, и мы подхватываемся: матрац кишит червями и жуками – короедами. Они уже залезли нам под брючины, и мы, торопясь и брезгуя, давим их на теле, вытряхивая остатки на земляной пол». «Чистим углы, осторожно стряхиваем себе же под ноги пыль из одеял. Собрали все окурки, щепочки, выкопали ложкой в углу кюветик, засыпали мусор, утрамбовали». «Самым большим неудобством оставались комары. Они наполняли жилище часов в десять вечера и буйствовали, устраивая на наших телах оргии до семи утра». «Похудели. Стало плохо с едой: утром и вечером – перловка в комбижире. Для моего послеафганского гастрита – первейшее «лакомство». Нужно выбирать: или мучиться от голода, или от боли. Пью один лишь чай. День. Второй. Когда-нибудь должен ведь этот комбижир кончиться! Кончилось всё: и комбижир, и перловка.

Жратвы нет.

На нет и суда нет. В ларёк не сбегаешь».

«А вот мыши… эти оказались наглее, чем интердевочки с русскими клиентами. В итоге картина. Я, полковник налоговой, половник России, член Союза писателей, Лауреат многих премий – теперь просто пленный, ловлю мышей…» «Лежать все холоднее. Ноябрь ближе…» «Протекала уже вся крыша. Один матрац расползся от воды сразу, второй держался на честном слове. Мы сидели на матраце с накинутыми на головы одеялами. Дно ямы блестело от воды. А сверху все поливало и поливало».

Вопросы: Можно ли выйти из плена? Как?

(Ученики отвечают, что можно – побег, выкуп, обмен)

Учитель: Мысль о побеге возникала часто, но они не могли бежать. Почему?

(Ученики говорят, что боевики, возможно, знали адреса семей, т.к. у них (об этом уже сказали) везде были свои люди, семьи могли пострадать)

Учитель: Обратимся к названию повести. Каков смысл названия повести?

(Ученики предполагают, что в плен попасть легко,

а из плена можно выйти за большой выкуп)

Учитель: Поэтому Николая и его друзей, Бориса и Махмуда, били нечасто. «Они пираньями впились в меня, по очереди обработав ноги, спину, затылок. Бить ослепленного повязкой, наверно, занятие преинтереснейшее, если смотреть со стороны. Стволы «красавчиков» уперты в ребра, а удары летят неизвестно откуда, неизвестно от кого и неизвестно чем». «Бориса били только за то, что он «Ельцин», а меня – просто так. Потому что скучно. И полковник, русак». А еще с завязанными глазами заставляли бежать вперед, человек натыкался на деревья, расшибая лоб, останавливаться не разрешали. Боевиков бесило, что Николай был спокоен с виду. «Мразь, сволочь, гад», – так называли Николая.

Учитель: Что могло спасти их? Выкуп, пожалуй, да! Вот что на этот счет говорит в рассказе автор: «Один из дудаевских боевиков сказал: «В плен можно бесплатно только войти, а выход – уже мани-мани». Выкуп – миллиард. Если не заплатят – расстреляют в ноябре. Отсюда и заглавие произведения. По официальным данным во время войны в Чечне томилось в плену более 1400 человек. И у каждого был свой плен. И у каждого была своя война.

(Ученик читает свое стихотворение «Тёзка»)

Учитель: Какой же видит войну Николай Иванов? Что об этом думает? Война – это боль, грязь, страдания. Смерть. Бессилие слабого и безоружного. Упоение своей всесильностью человека с оружием. Игра своей и чужой жизнями. Плен. «В 96г. война дышала еще всей грудью. Легкие ее находились в чеченских предгорьях, а вот сердце – сердце в Москве. И именно оно, заставляя войну дышать и жить, гнало по артериям оружие, продукты, боеприпасы и людей. Это в первую очередь были рабочие – крестьянские ребятишки – солдаты, не сумевшие отмазаться от армии… Назад по венам, из Чечни, выталкивались цинковые гробы «груз 200». Не прерывалась ни на один день цепочка живых, но искалеченных солдат, подорванной техники, окончательно во всем разуверившихся, увольняющихся из армии офицеров. Эти два потока нигде не пересекались. Кто-то умный рассудил: а зачем преждевременно показывать здоровым и сильным будущим героям, какими они могут стать после первого же боя?» «Точечные удары в этой войне – это когда на российских картах определили точку, российский город Грозный, и в небе, не боясь промахнуться, выкладывали боеприпасы российские же бомбардировщики. По российским жителям. В большинстве своем по фронтовикам и русским, которым…уходить было некуда». «Ох, война – война, дурость несусветная. Политики с обеих сторон наверняка уже бросились подсчитывать ее результаты и выгадывать свое будущее, социологи – проводить опросы… военные, в очередной раз подставленные, запрутся в городах. Родители погибших зададут один – единственный вопрос. «За что?» - но никто не даст им ответ. Потому что в собственной подлости и глупости мало кто признается. А лицами чернеть будут близкие тех, кто пропал без вести или захвачен в плен. От них же постараются каким-либо образом побыстрее отгородиться».

Описывая войну, Н. Иванов выступает как пацифист. Кто такой пацифист?

(Ученики считают, что пацифист – это человек, который выступает против войны)

Учитель: Пацифист – участник антивоенного движения, выступая против всякой войны, считает главным средством предотвращения войн осуждение их аморального характера.

(Просмотр фрагмента фильма А. Невзорова «Чистилище»)

Учитель: Вторая группа учеников в военкомате нашла данные о погибших земляках – железногорцах, об участниках войны в Чечне.

(На фоне песни «Солдат» в исполнении группы «Любэ» ученики зачитывают данные о погибших железногорцах-земляках, о тех, кто вернулся с войны)

Убиты Макаров Андрей Александрович

Змеев Владимир Анатольевич

Федотов Владимир Анатольевич

Набайченко Виталий Юрьевич

Лебедь Александр Владимирович

Маленин Сергей Станиславович

Пахомов Игорь Валерьевич

Вернулись Романов Сергей Иванович

Галкин Олег Иванович

В 1996 году создана «Книга памяти», где приводится список потерь в Чечне.

Вопросы: А каков же российский офицер в плену?

(Ученики отвечают, что в тех произведениях о войне, которые они изучали, офицеры – это смелые, мужественные люди, они пример для солдат)

Учитель: Автор здесь рисует образы разного офицерства. Одни, как сам Николай, патриоты Родины, мужественные люди. Они уходили из Чечни. Например, Лев Рохлин. Другие знали, что война – занятие дорогое. Можно погреть на этом руки. И кто-то наживался на чужом горе. Николай Иванов пишет, рассуждая о себе: «Как славно можно было бы сидеть с двумя Волгами и генштабовскими телефонами. В центре Москвы, а не здесь, но слишком красивым было название у моего журнала – «Честь имею». Слишком ко многому обязывающим…». «Вдруг понимаю, что люблю Москву. Как город она прекрасна, и не вина ее, что в столицах плетутся сети громких интриг. Сегодня я признаюсь в любви к ней». «Почему-то подспудно тяготит весь плен мысль, что будут думать, будто пленение произошло по моей безалаберности. И хочется оправдаться: погоны и честь офицера не пустой звук». «Испокон веков русские, как никто другой, умели прощать. Что намного благороднее других человеческих качеств. Поэтому я тоже горд и счастлив, что родился русским. Ничего не забываю, но прощаю». Дальше он рассуждает: «Господи, в каких академиях обучались генералы, которые позволили технике войти в город без прикрытия пехоты? Торопились преподнести подарок министру, отмечавшему в Новый год свой день рождения? А тот, в свою очередь, мечтал о праздничном рапорте Президенту?» «Грачева я знал, когда тот еще генерал-майором командовал дивизией в Афганистане. Я в то время, майор, был спецкором «Советского воина». Паша до имени отчества так и не дослужился, будучи даже министром обороны. Когда я стал редактором журнала, приказал поменять название «Советский воин». Журнал получил название «Честь имею».

Вопросы: А к чему обязывало это название?

(Ученики считают, что иметь честь – быть высоконравственным человеком)

Вопросы: Знаете ли вы примеры таких офицеров в художественной литературе?

(Ученики приводят примеры из художественной литературы,

вспоминают произведения: «Горячий снег» Ю. Бондарева, «Прокляты и убиты» В.Астафьева, «Крик», «Убиты под Москвой» К.Воробьева, «Памятная медаль» Е.И. Носова.)

Учитель: В рассказе «Крик» Сергей думает, как ему упасть при расстреле. Николай – только держаться, не упасть на колени и не молить о пощаде, хотя жалко, безумно жалко, что все так быстро закончилось в жизни. Это поистине люди чести и совести.

Назовите фамилии офицеров, которые воевали в Чечне. Это готовила 3 группа.

(Ученики перечисляют список офицеров на фоне песни «Комбат» в исполнении группы «Любэ»:

генерал Анатолий Романов тяжело ранен в Чечне,

майор Сергей Фалей пробыл в плену 4 месяца,

генерал-полковник Анатолий Афанасьевич Ширко возглавлял Объединенную группу Федеральных сил в Чечне,

генерал-майор Владимир Сухорученко командующий временной Объединенной группировкой Федеральных сил в Чечне,

генерал-майор Валерий Назаров, генерал-майор Адам Нитаровский воевали в Чечне.

Погибли офицеры: капитан Максимов, офицеры: Кирьянов, Кулик, Соболев, Яшин, полковник Стыцин, гвардии-майор Курносенко).

Учитель: Офицерам посвящается стихотворение.

Откроем истории славной страницы,

Посмотрим на даты великих сражений…

Как много страданий и страшных лишений

В твоих, о Россия, глазах отразится.

Но воины шли за тебя, не робея,

Хоть знали: домой возвратится не каждый.

Ты скажешь: «Народ был когда-то отважный.

За Родину парни сражались смелее».

Ответь мне, за что мы сегодня воюем?

За правду? За Родину? Разве? Ответь!

Бог мой, среди жизни запряталась смерть.

И мы по погибшим ребятам горюем.

Чечня… Ох, Чечня, ты глупее Афгана!

Глупее, намного глупее, ей Богу!

Господь только в жизнь дал мальчишкам дорогу

А тут умирать. Боже, Боже, как рано!

А те офицеры? Конечно же, страшно

Вести за собой молодого солдата.

Отряды юнцов под чеченские пули

Отважно идут по приказу комбата.

Мы, люди, должны быть всегда человечны!

Кто выжил, тот скоро вернется домой.

Но только Чечню мы запомним навечно:

Здесь камешек каждый пропитан войной.

Учитель: Н. Иванова обменивают на чеченца. Он возвращается домой, в Москву. Когда уже дома услышал о своем освобождении по радио, полковник заплакал. Плакал он и в плену от страха, от бессилия, от безысходности сил справиться со слезами не было. «Дайте мне выплакаться, люди. Чтобы оставить все в прошлом». Отсюда и название нашего урока. На мой взгляд, автор затрагивает здесь еще один вопрос. Он не только сам умеет прощать, он также пишет о некоторых чеченцах, которые не хотят воевать, все понимают. Последний эпизод этому свидетельствует. Ему из Чечни позвонил Боксер (который ему хотел уши отрезать) и сказал: «Я слышал, что вы говорили по телевизору, читал ваши заметки. На днях внимательно пересмотрел записи, которые отобрал у вас. И понял: вы ничего плохого Чечне не сделали. А вот мы, чеченцы, сделали вам и вашей семье очень больно. Я хочу…извиниться». Он сказал, что воевать не хочет, что его и других чеченцев обманывают. Иванову показалось после этого разговора, что Боксер закончил свою войну. А Николай, видимо, окончательно вышел из плена. Особо хочется обратить ваше внимание на язык произведения: колоритный, сочный, самобытный. Несмотря на сложность темы, не потерян юмор, оптимистический настрой речи. Описывая обложку роман-газеты и отмечая бирюзовую полосу, вы правильно определили, что надежда на освобождение у героя рассказа была и оправдалась.

Заканчивая урок, обращаюсь с вопросом: Сумела ли я заинтересовать вас книгой?

(Ученики делятся впечатлениями от знакомства с повестью, и уверяют, что произведением заинтересовались и обязательно его прочтут)


ПРЕЗЕНТАЦИЯ К ЗАНЯТИЮ (файл pptx, размер 43,5).

Автор материала: Самосват Валентина Ивановна

Добавить комментарий

Пожалуйста, не оставляйте рекламу и спам!


Защитный код
Обновить